В сказках орех спас от смерти и завл знакомство

Сборник День Сказки - , 3 том, с правками (День Сказки) / Проза.ру

С великим почётом провели его в тронный зал. . По справедливости смерти достоин Тельрамунд, — ответил Генрих Птицелов, — но . Но та, которую он спас, должна дать клятву, что никогда не спросит об его имени. .. На каждой голове искуснейшей работы золотая корона размером с лесной орех. «Таджикские народные сказки», Таджикгосиздат, г. С первого дня знакомства я питаю глубокую любовь к вашей дочери и теперь, . Вижу, богатырь, ты спас моих детей от смерти. .. и найди мне две драгоценные черные жемчужины величиною с орех, с лунным сиянием внутри. Автор: Фрай Макс, Книга: Сказки и истории, Жанр: фэнтези, Издание: г. как осел на чужбине, остепенился, женился, завел дом, разбил сад и, в конце К тому же, зная день и час своей смерти, всякий человек мог заранее Мое знакомство с ширкой состоялось несколько раньше, и мы пришли к.

Уж барин-то ее не обидел. Такой он был добрый человек. Семеро Симеонов к Марфе постучались, на ночлег попросились. Марфа засуетилась, братьев за стол сперва усадила, и медведя с. Чтобы, значит, не отощал, да не рассверипел. Давно у Марфы тайная думка была: Отужинав, пригласила Марфа Симеонов на полати, поклоны бить. Полночи поклоны били, братья уж уморились, а Марфа все угомониться не. Ведите, говорит, вашего медведя, сейчас и его поклоны бить заставим.

Привели со двора медведя. Медведь рычит, мордой мотает. Но Марфа быстро с ним управилась, стал и медведь поклоны бить. Братья Симеоны на Марфу дивились: С утра братья Симеоны уходить собрались, да Марфа их со двора не отпускает. Так семеро Симеонов с медведем у Марфы и остались. День живут, другой живут, вот уж и зима на исходе.

Ночи напролет поклоны бьют, а Марфе все мало. И все медведя в покои тащит. Пусть он, дескать, тоже поклоны бьет. А к весне помер тот медведь. Братья Симеоны на такое дело поглядели и решили от Марфы сбежать. Если уж медведь так поклоны бил, что помер, что же с нами станется от жизни такой?

Ну и сбежали, пока Марфа у кума в избе поклоны била. Три дня плакала Марфа, на четвертый угомонилась. А семеро братьев Симеонов с той поры только у святых отцов на ночлег останавливались, а потом и сами по скитам разошлись.

Так их простая баба Марфа Старица своими поклонами на путь истинный наставила, выходит. Сага про Йона Упрямца и кита Исландская сага И. Но о Торде Крылатом в этой саге ничего не говорится, о нем есть другая сага. Йон был крепким хозяином и человеком степенным, основательным.

Он всегда носил крашеные одежды. Соседи называли его Йоном Упрямцем, потому что он всегда добивался. Его жену звали Сигню, она была очень знатного рода: У Йона и Сигню было трое детей, но о них в этой саге ничего не говорится. В Китовый фьорд часто приплывали киты. У Йона не было корабля и людей, чтобы убивать китов, поэтому он целыми днями бродил по берегу и горевал. Однажды Йон пришел к жене и сказал: Жене он больше ничего не говорил, рассудив, что не ее ума это.

Ториром звали человека, который жил в семье Йона Упрямца. Его бабка была с Оркнейских островов. Люди поговаривали, что она ведьма. А мать Торира взяли в плен викинги и привезли в Исландию. В Исландии она всю жизнь была служанкой Золотой Хельги, а ее сын Торир имел достаточно удачи, чтобы стать вольноотпущенником.

Золотая Хельга подарила ему вольную, но за это попросила присматривать за Йоном и во всем ему помогать.

Йон очень ценил помощь Торира и дарил ему крашеные одежды. Торир был колдуном, хоть и говаривал порой, что нелегкое это занятие. А было это в те дни, когда в Исландии еще не приняли христианство, поэтому никто не препятствовал Ториру в его тайных делах. Однажды вечером Торир Вольноотпущенник пошел на берег по какой-то своей надобности и встретил там Йона Упрямца.

Тот спросил, что нового, и Торир рассказал, как обстоят дела в хозяйстве. Йон выслушал его, долго думал, а потом сказал вису: Лежат перины дракона липа колец довольна, но гложет сердце кручина.

Торир удивился и сказал, что, дескать, хозяйство у Йона действительно богатое, и жена такой жизнью довольна, а значит, и горевать не о. Тогда Йон сложил еще одну вису: Плавают в пене прилива а дуб разгула валькирий ячменную кашу гложет.

Тогда Торир понял, что Йон не может добыть кита и очень этим недоволен. Но ничего не сказал и пошел домой. Там его встретила Сигню и спросила, что нового, но Торир промолчал. Торир Вольноотпущенник молчал до самого Праздника Середины Зимы.

А когда все домочадцы сели пировать, он сказал Йону Упрямцу, что, дескать, есть разговор, и нужно выйти туда, где их никто не подслушает. Йон удивился, но отправился за Ториром во двор. Он знал, что Торир Вольноотпущенник не из тех людей, кому следует перечить. Во дворе Торир дал Йону амулет и сказал: Потом Торир Вольноотпущенник распрощался с Йоном.

Он сказал, что выполнил наказ его матери, Золотой Хельги, помог ее сыну, чем мог, а теперь, дескать, его ждут великие дела. После этих слов Торир исчез. От него осталось много резаных рун и крашеных одежд, но в дом Йона Упрямца он больше никогда не возвращался. Некоторые достойные доверия люди говорят, что Торира видели в Винланде, среди людей Эрика Рыжего, а некоторые рассказывают, что Торир Вольноотпущенник заворожил одного могущественного конунга в Гардарике, и тот исполнял все его прихоти и пожелания, пока Торир не умер от старости, но в этой саге о нем больше ничего не говорится.

После того, как Торир Вольноотпущенник исчез, Йон Упрямец вернулся в дом и пировал до весны. А весной он пошел на берег, чтобы испытать чары Торира. Некоторое время ему это не удавалось, потому что близко не было ни одного кита. Но потом один кит подплыл достаточно близко к берегу.

Это была самка, недавно родившая детеныша, и она очень разгневалась от такого обращения, но ничего не могла поделать: Йон сперва хотел приказать киту выброситься на берег, чтобы можно было срезать с него мясо, но когда он узнал, что перед ним самка, ему пришло в голову, что китовое мясо ели все люди из Китового Фьорда, но никто в Исландии до сих пор не пробовал, каково на вкус китовое молоко.

Он положил амулет в траву, поближе к воде, чтобы китиха не могла уплыть, а сам пошел домой за крынкой. Дома ему навстречу вышла жена и спросила, что нового. Йон ответил, что новостей, может быть, и не слишком много, зато сегодня на столе будет стоять крынка с китовым молоком. Жена удивилась и стала его расспрашивать. Йон Упрямец не стал рассказывать ей про амулет, а только сообщил, что намерен подоить китиху и велел принести ему пустую крынку для молока. Сигню решила, что ее муж собирается заняться опасным делом, и захотела его отговорить.

Будет ли это деяние считаться достойным и благородным поступком и не опозорит ли их род? На это Йон Упрямец ответил ей: Сигню решила, что ему виднее, коли так, и ушла в свои покои, а Йон взял крынку и вернулся на берег.

Кит никуда не уплыл, потому что Йон оставил на берегу амулет с рунами. Йон обрадовался, спрятал амулет за пазуху, вошел в воду и подоил китиху. Он ловко с нею управился, словно доил корову. Когда крынка переполнилась, Йон отпустил кита, рассудив, что хорошего понемногу, и не следует заедать китовое молоко китовым мясом, хотя до сих пор о таких запретах на еду в Исландии никто не слышал.

Потом кит уплыл, а Йон отправился домой с крынкой китового молока. Он поставил крынку на стол, но никто из домочадцев не решался попробовать китовое молоко. Все опасались, что молоко заколдовано, и тот, кто его выпьет, сам превратится в кита или в рыбу. Йон Упрямец и сам этого опасался, хоть и не нравилось ему признавать чужую правоту.

Тогда Сигню вспомнила, что у одной служанки недавно родился сын, а у матери нет молока, и кормилицу найти не могут. Она предложила напоить китовым молоком этого младенца: Йон обрадовался и послал за служанкой. Женщина пришла и принесла младенца. Ему дали немного китового молока, младенец поел и заснул. А когда проснулся, он был размером с трехлетнего ребенка, но ходить и говорить так и не выучился. Зато плакал басом, как взрослый мужчина, и вместо молока ел сало и печенку. Тогда все поняли, что от китового молока люди становятся великанами.

Йон Упрямец поехал на тинг и рассказал там о происшествии с китовым молоком и сыном служанки. Законоговорителем тогда был Снорри Затейник; выслушав Йона, он сказал, что вот, дескать, такие дела. Потом исландцы стали думать: Ему трудно будет найти себе товарищей по играм, а уж жену-то и подавно не сыщет. Осерчает на людей от такой жизни, и тогда, пожалуй, придется всем спасаться из Исландии бегством, бросив здесь скот и крашеные одежды.

Наконец Снорри Затейник поднялся на Скалу Закона и объявил, что остатки китового молока надо поделить между всеми брошенными младенцами и сиротами. Пусть, дескать, становятся великанами, раз все равно никому не нужны. Йон Упрямец раздал китовое молоко семи недавно осиротевшим младенцам. Они поели и стали расти не по дням, а по часам. Через несколько лет на хуторе Йона Упрямца играли восемь маленьких великанов. Йон не мог их прокормить, поэтому еду для них свозили со всего острова.

Эрлюгом звали доброго человека, который прославился тем, что привез четыре воза еды. Позже он прославился в викингском походе, но сагу о нем так и не сложили. Потом дети-великаны выросли вдесятеро супротив обычного человека и ушли жить в Долину Великанов. Йон Упрямец думал, что они останутся на его хуторе и будут работать вместе с другими слугами, но великаны рассудили, что работать на чужого человека дело недостойное.

Их потомки до сих пор живут в Долине Великанов, они такие же большие, как их родители, хотя и не ели китового молока. Торстейном звали человека, который однажды отправился в викингский поход. Его взяли в плен люди одного конунга с Оркнейских островов и привели к своему предводителю.

Тот как раз пировал и захотел, чтобы исландец рассказал ему, как живут люди в Исландии. Торстейн рассказал конунгу про великанов. Тот так смеялся, что захлебнулся пивом и умер. С тех пор на Оркнейских островах установился обычай молчать во время еды. Лисьи чары Китайская народная история о необычайном Студент Лю из Хунани имел характер нордический, стойкий. Однажды, когда все жители деревни праздновали седьмой день седьмой луны, а в соседнем селении как раз начался одиннадцатый день одиннадцатой луны, и по этому поводу повсюду устроили небывалое веселье с фейерверками, один из высокопоставленных чиновников Небесной Канцелярии решил, что достоинства студента Лю заслуживают награды.

Он взял ломоть свежего сыра из молока Небесных Коров, завернул его в шелковую ткань, запечатал сверток своей нефритовой печатью и послал студенту Лю, как награду и назидание. Получив дар, студент Лю надел парадный халат и вышел во двор, сохраняя обычную невозмутимость. Он отправился в храм предков, где воскурил благовония, а потом, погрузившись в задумчивость, влез на вершину столетней сосны, дабы приблизившись к небу, насколько это возможно, с должным уважением съесть гостинец в тишине и уединении.

Как только Лю взгромоздился на дерево, внизу зашуршал шелк: Потом раздались звуки лютни, цитры и флейты. Лю посмотрел вниз и увидел, что его двор заполонили чьи-то слуги в нарядных одеждах, а на траве под деревом стоит чайный столик с вином и закусками.

Служанки под руки привели деву, чьи рукава стелились по земле, а башмачки были крошечными, как семена лотоса, с должным почтением усадили ее на шелковые подушки и ушли, пятясь и кланяясь. Студент Лю слез с дерева, поклонился деве и принял из ее рук чарку вина. Студент Лю обрадовался, пригласил гостью в спальню, развязал пояс и принялся любезничать. Слуги прекрасной девы тем временем украшали дом, да так, словно ожидалось прибытие Императора Поднебесной. Но чтобы соблюсти обычаи моих предков, вы должны разделить со мной свою трапезу.

Студент Лю обрадовался, что сможет угодить деве, вынул из-за пазухи сыр из молока Небесных Коров и с поклоном предложил ей взять кусочек. Но прекрасная дева захохотала басом, как нетрезвый погонщик мулов и проглотила весь кусок целиком, вместе с шелковой оберткой и сургучной печатью чиновника Небесной Канцелярии. Тут же все исчезло: Студент Лю остался.

Сохраняя невозмутимость, студент Лю завязал пояс и отправил к даосскому монаху, который как раз ел камни в соседском дворе. Даос выслушал рассказ студента и сказал, что это, несомненно, были лисьи чары. От огорчения студент Лю утратил невозмутимость и, выкрикивая непристойности, отправился в ближайший уездный город, где с честью выдержал экзамены, получил шапку чиновника и, будучи уже великим государственным мужем, прилагал все усилия для борьбы с лисьими чарами.

Энциклопедия вымышленных непристойностей У Шнерчи, что живут в лесах на берегах реки Кхромь, крайне непристойным считается упоминание родителей, особенно в беседе с чужими, посторонними людьми. Шнерчи полагают, что, заводя разговор о родителях, человек напоминает собеседнику, что когда-то тот был сгустком мерзостной слизи, обитавшим в чужих внутренностях.

Вполне естественно, что подобное отношение к родителям не могло не отразиться на жизненном укладе племени. Младенец находится с матерью и отцом лишь до тех пор, пока не начинает говорить. Шнерчи убеждены, что именно умение разговаривать свидетельствует о способности осознавать настоящее, вспоминать прошлое и планировать будущее; они полагают, что в тот день, когда ребенок произнес первое слово, он непременно задумается о тайне своего происхождения и, возможно, будет шокирован воспоминаниями о нечистоплотных подробностях зачатия и внутриутробного бытия.

Поэтому младенца поспешно относят в специально отведенное для таких целей место и оставляют там, в надежде, что дежурные жрецы Сиротского Обряда найдут его в ближайшие же часы и, дождавшись благоприятного момента, когда молодых лун на небе будет больше, чем ущербных передадут найденыша на воспитание той семье, на которую укажет гадание.

Так оно обычно и случается, хотя местные старики помнят случаи, когда младенцы таинственным образом исчезали с Сиротской поляны. Шнерчи полагают, что пропавшие дети были усыновлены лесными духами или даже бездетными богами; наши исследователи, однако, опасаются, что несчастные малютки стали жертвами мелких хищников поэлли, каковые обильно плодятся и сытно кормятся на берегах Кхроми.

Случается, что очень близкие друзья или влюбленные в минуты величайшей откровенности признаются друг другу, что у них есть родители и потом подолгу плачут в объятиях друг друга; наиболее смелые и раскованные даже способны измыслить и поведать собеседнику некоторые эпизоды из совместной жизни с родителями принимая во внимание юный возраст, в котором Шнерчи покидают отчий дом, трудно предположить, что такие воспоминания могут иметь настоящую ценность.

Исследователи отмечают, что такие беседы происходят только в темноте: Следует добавить, что участники разговора о родителях рискуют своей репутацией: Прежде за такое публично побивали поленьями; теперь же, когда нравы жителей побережья изрядно смягчились, уличенных в непристойных беседах просто не пускают за общий стол во время праздников; им также строго запрещается участие в межсезонных оргиях и некоторых других обрядах, наполняющих жизнь Шнерчи некоторым смыслом.

Шнерчи полагают, что такой позор может быть смыт лишь кровью. Люди с красивыми лицами и пропорциональными телами, по мнению Ку-круанов, могут разгуливать нагишом, ибо их внешний вид доставляет окружающим удовольствие.

Прочие же, по их мнению, должны появляться в публичных местах, тщательно замаскировав изъяны своей плоти. С незапамятных времен у Ку-круанов было принято бесплатно раздавать одежду страждущим уродам: Известно немало случаев, когда жертве удавалось ускользнуть, пока ее гонители и почитатели выясняли отношения между. В частности, весьма популярно предание о битве за Зорги: Блюстители пристойности призвали окрестных жителей закидать красавчика Зорги увесистыми плодами дерева кромект за то, что тот не прикрыл свои разноцветные глаза вуалью.

Поклонники Зорги, в свою очередь, утверждали, что разноцветные глаза делают внешность юноши необычной, но вовсе не уродуют его лицо. На Хенсинском полуострове, где когда-то царила империя Ку-круанов теперь она, как известно, превратилась в крошечное княжество, существующее исключительно благодаря снисходительности ближайших соседейи поныне можно встретить множество памятников невинным жертвам эстетических разногласий; пропорции их тел и черты лица, как правило, изумительно красивы.

Впрочем, некоторые изваяния могут обескуражить современного созерцателя: Как бы то ни было, но большинство экспертов сходится во мнении: Не уверенные, что внешность их действительно совершенна, не желая при этом прослыть уродами, кутаясь в накидки, богатые и знатные Ку-круаны старались как можно реже покидать свои жилища.

Тоскуя без общества, они завели обычай обмениваться с друзьями пространными записками, содержание коих не имело решительно никакого отношения к текущими делам.

Слуги относили письма по назначению, даже не подозревая, что держат в руках шедевры мировой литературы, коими будут зачитываться грядущие поколения. Человек же, который решался поведать об увиденном сне постороннему, обычно признавался неисправимым распутником; нечего было и надеяться, что он когда-нибудь сможет устроить свою семейную жизнь. Тех, кто регулярно пересказывал окружающим свои сны, объявляли сумасшедшими и заботливо лечили отваром листьев кустарника галиопедрол, который не только горек, но и ядовит, так что пережить интенсивный курс лечения удавалось немногим.

Исключение делалось лишь для вещей, изготовленных собственными руками: Поэтому жители селения с раннего детства были вынуждены самостоятельно изготавливать все предметы обихода; такие понятия как торговля и обмен были для них совершенно неприемлемы; воровство же, можно сказать, процветало, поскольку всегда найдутся темпераментные любовники, чье эротическое влечение пусть даже и к чужим вещам оказывается сильнее, чем страх нарушить запрет.

Пойманного с чужой вещью в руках не наказывали, но какое-то время сторонились, как бы брезгуя; впрочем, через некоторое время обнаруживался новый вор, и проступок его предшественника великодушно забывали.

Следует заметить, что сами Братьке не склонны принимать на веру рассказы о жителях селения Бджетла. Им кажется, что краткая связь делает любовный акт страстным, но поспешным и неловким, почти невинным: Они способны лишь остудить пыл и, возможно, зачать ребенка, что, собственно, от них и требуется. В древности существовало жесткое требование менять партнеров ежедневно уличенных в чрезмерной привязчивости прилюдно хлестали по щекам мокрой травойа несколько столетий назад Пляшке считали, что любовникам просто не следует оставаться вместе дольше одного года.

Есть сведения, что в те времена некоторые возмутители спокойствия утверждали даже, будто нет большого греха в том, чтобы оставаться вместе и на более долгий срок, лишь бы в течение жизни человек сменил не менее дюжины партнеров. Знатоку истории и нравов Пляшке нелегко будет поверить, что сторонникам этой крамольной идеи удавалось оставаться безнаказанными, однако, это, по всей видимости, правда.

Так или иначе, но либеральные времена эти давно миновали и теперь Пляшке вынуждены покидать своих возлюбленных не реже, чем через четверо суток после первого соития. Провинившихся, согласно дедовскому обычаю, принародно бьют по щекам правда, уже не травой, а пучком мокрых тряпок, что, по общему мнению, гораздо чувствительнее ; тех же, кто совершает непристойные проступки слишком часто, изгоняют из общины, после чего несчастный бывает вынужден покинуть горы и поселиться на равнине, что считается большим унижением и несчастьем.

Им кажется, что повреждения плоти приоткрывают людскому взору зрелище, ему не предназначенное: Из этого вовсе не следует, будто Кулукуяле не знакомы основы медицины. Другое дело, что к знахарям всегда относились со снисходительным презрением: Зато особым почетом и уважением пользуются среди Кулукуяле знахари, которые способны врачевать наощупь. Как правило, они обладают нормальным зрением слепым был лишь основатель школы по имени Хакка Кесно прежде чем войти в покои раненого, такой знахарь непременно завяжет глаза плотным шарфом из волокон панки.

Известно, что знахари, врачующие вслепую, нередко ошибаются, а их пациенты гибнут. Однако же по сей день Твенгиверны этой древней традиции. Некоторые исследователи предполагают, что идея о непристойности старения принадлежит древним племенным вождям Твенги. Таким образом они исподволь внушали своим воинам желание геройски погибнуть в бою и, следовательно, избежать позорной старости.

Будучи произнесенным вслух, такое пожелание почти наверняка спровоцирует не просто драку, но настоящую бойню. Любопытно, что при этом Твенги не убивают своих стариков, у них нет даже традиции возрастных самоубийств. Любой Твенги знает, что когда-нибудь станет всеобщим посмешищем, которое даже собственные дети не пустят на порог дома. Старики живут в специальных коробках, похожих на наши собачьи будки, и питаются скудным подаянием, которого вечно недостает.

Твенги вовсе не скупы, но многим попросту неловко иметь дело со стариками, которые, к тому же, выходят на улицу только по ночам, закутавшись с ног до головы в специальный балахон. Больше всего Твенги обеспокоены, что стариков могут увидеть дети. В то же время детей, которые сами, по собственной воле ходят к коробкам, чтобы наблюдать за жизнью стариков, сурово наказывают: Мало кто из юных нарушителей пристойности возвращается домой живым, зато тому, кто вернулся, прощают все, поскольку Твенги уверены, что солнце пустыни способно выжечь любую скверну.

Они считают, будто человек, демонстрирующий скуку, хочет показать присутствующим, что в его жизни случалось кое-что гораздо более интересное, чем текущий эпизод.

Глуны уверены, что окружающие непременно постараются представить себе разные увлекательные сцены из жизни скучающего; фантазия их разыграется и, в конце концов, все присутствующие будут ввергнуты в совершенно непристойные мечтания. Поэтому у Глунов принято не раздумывая плевать в лицо любому, кто выглядит заскучавшим.

Впрочем, такие инциденты случаются крайне редко, поскольку благовоспитанные Глуны с детства приучены во всех обстоятельствах сохранять на своих физиономиях выражение заинтересованности и живого участия. Легкий символический шлепок по бедру служил у них недвусмысленным приглашением к любовной игре; собственно говоря, всякий удар, в их представлении, являлся началом полового акта, его полноценной и обязательной составляющей.

С этой точки зрения можно понять яростное нежелание Отруханов вступать в драку с чужими людьми и, тем более, животными. Не будучи убежденными вегетарианцами, Отруханы были вынуждены довольствоваться растительной пищей; лишь изредка им выпадала удача найти в лесу останки мертвого зверя, в таких случаях устраивались большие праздничные пиры, в ходе которых труп с жадностью пожирался.

Понятно, что Отруханы не были способны конкурировать со своими более агрессивными соседями из всех военных премудростей они преуспели лишь в искусстве прятаться. Если бы их причуды не были описаны дотошными завоевателями, мы бы никогда не узнали об этом давно исчезнувшем народе. Большой популярностью среди таких неудачников пользуется кустарник Норо, поскольку едкий сок его листьев оставляет на лице незаживающие красные пятна, а веки, смазанные этим соком, опухают, и глаза превращаются в крошечные щелки, что способно изрядно испортить самое красивое лицо.

Дома и сады янтарных городов Ватаки столь прекрасны, что восхищенные иноземцы называют их вдохновенными шедеврами; дизайн интерьеров заставляет цепенеть самых искушенных знатоков, а расцвет разного рода прикладных искусств длится вот уже несколько столетий, так что художники всего мира съезжаются в янтарные города долины Пахатка, дабы научиться основам мастерства у местных ремесленников.

Коерзианский принц Тойли Кунсианин, который в течение нескольких лет жил инкогнито в одном из янтарных городов, остроумно заметил, что дома и сады Ватаки особенно хороши на фоне неприглядной внешности своих обитателей. Особенно любопытно, что при этом остров Масли с давних пор является местом активного паломничества жителей ближайших океанских побережий. В глубине острова находятся горячие источники, которые сламцы считают испражнениями подземного бога Гарби, а келтанцы, напротив, живыми слезами заоблачной богини Катумяску, которую каждый день покидает новый возлюбленный.

Потоки паломников не иссякают и поныне. Это неоднократно становилось причиной восстаний ортодоксальных сторонников островной благопристойности. Гнев их был направлен не против иностранцев поскольку даже размышлять о них непристойноа против властей, позволяющих иноземным кораблям причаливать к берегам Масли.

Беспорядки эти, впрочем, всегда безжалостно подавлялись, а с тех пор, как власти пригрозили, что будут отправлять подстрекателей обслуживать приезжих, на острове восстановилась политическая стабильность. Местные жители могли бы обогатиться, обслуживая иноземцев, но решаются на это очень немногие. Как всякий великий грех, это доставляет им неизъяснимое наслаждение. В таких случаях Катри стыдливо отводят глаза и краснеют, а речь их становится сбивчивой и невнятной.

Причина такого трепетного отношения к добыванию огня проста: Если кто-то из Бленьки обнаруживает на стволе дерева причудливые грибные наросты, он долго топчется поблизости, смущенно хихикая и тревожно оглядываясь по сторонам, дабы никто не застукал его за столь неподобающим занятием.

Установлено, что если один из супругов страдает бессонницей, второй имеет право уйти от него, забрав большую часть совместного имущества. Справедливости ради следует заметить, что непристойное поведение ответчика должно быть доказано: Однако человеку, которого однажды заподозрили в ночных бдениях, бывает очень трудно вернуть себе доброе имя и восстановить запятнанную репутацию.

Достоверно известно, что обычай сей родился из случайно оброненной фразы одного из первых королей Друптов, который однажды во всеуслышанье заявил своим дочерям, зевавшим за завтраком после затянувшегося накануне девичника: Усердные королевские слуги тут же записали высочайшее замечание на куске меленговой коры и огласили в качестве специального указа. Король удивился, но по ленности не стал ничего менять, поэтому Друпты по сей день вынуждены укладываться в постель с наступлением темноты, и лежать, сохраняя неподвижность, чтобы домашние и соседи не уличили их в непристойном поведении.

Ложь выполняет у них ту же функцию, что одежда у других народов, чьи представления о стыдливости совпадают с общепринятыми. Дед в них смелость с рождения тренировал. Только им не давал покоя вопрос: И рану ему перевязать нечем? Вот и дед убежал другу помочь. А там медведю совсем плохо. Мне мама всегда ею мажет коленки, когда упаду. Братья решили спасти медведя, который пострадал от злого мужика.

В пакет положили бинты и зелёнку. Павел ещё две морковки и пирожок домашний кинул. Дело было в начале зимы: Дом стоял на пригорке, а лес — внизу за огородом. Всё ковром белым укрылось. Паша прижал к себе пакет с бинтами, клубком свернулся и под горку через весь огород скатился. Самый быстрый способ передвижения выбрал, раз спешить на помощь. Матвей от брата не отстал, сел на куртку и по снегу к дороге выкатился.

До леса добрались без помех. Вдруг услышали птичий свист. Паша прислушался к своему телефону: Кроме них двоих рядом — никого, а птичьи разговоры не утихали. Павел осторожно разломил и положил на снег пирожок, и они пошли. Из-за дерева высунулся заяц: Через минуту заяц схватил добычу и в кусты прыгнул, а сам косит глазом на мальчишек, вдруг у них ещё что-то вкусненькое в сумке. К нему присоединился второй заяц. Они сгрызли морковь и по следам отправились за людьми.

А по веткам деревьев белки прыгают следом в надежде, что у мальчишек орехи с собой окажутся. Рядом с морковью бродят зайцы, а следом за ними крадутся… волки. Вот и за нашими грызунами из-за куста уже давно присматривал волк.

Не нападал и близко не подходил, чтобы не учуяли. Видел рядом детёнышей человеческих. Да чтобы наверняка напасть, не упустить добычу. Так и шли гуськом на расстоянии. Ребята далеко уже в лес зашли. Над ними почему-то свистели снегири, которых они угостили пирожком.

Где же берлога с медведем? Волк решил, что зайцы хоть привычнее, как еда, но детёныш человеческий больше, и менее поворотлив. За зайцем еще надо гоняться, а эти — лёгкая добыча. Зайцы и белки почуяли опасность и разбежались. В это время домой вернулся дед и не нашёл внуков. За домом в огороде увидел следы на снегу и отправился по. Путь мальчишек проследить было несложно. Наконец, увидел в лесу внуков: Вот уже и к прыжку приготовился. Да он сейчас прыгнет. Медведь проснулся, как он делал каждые сутки, чтобы перестелить солому в своей постели и привести себя в порядок.

Но тут его оглушили жуткие звуки: Медведь недовольно зарычал и вылез из берлоги. Оглядел испуганно прижавшихся друг к другу мальчишек, у которых от страха перед хозяином леса пропали голоса. Повернул злобную морду на волка, который оскалился и продолжал выть, готовый броситься на детей.

Из медвежьего нутра раздалось злобное рычание, и он грозно пошёл на волка. Тот отступил, но пытался огрызнуться, мол, моя добыча. Но медведь решил проучить этого наглеца и стал преследовать волка. Дед только успел добежать. Схватил за воротники мальчишек, которые от страха не способны были передвигаться, и потащил их за собой подальше от берлоги. Домой они уже вернулись затемно. Матвей с Пашей притихли, чувствовали себя виноватыми.

Но дед их не ругал. Никакими страшными сказками ни напугать, ни уберечь от опасности. Откуда берутся сюрпризы У Маши в доме живут котенок Пушок и щенок Тоша. В один летний солнечный день друзья отдыхали на зеленой лужайке возле дома.

Вдруг щенок поднялся и лениво потопал за куст смородины. Котёнок задался вопросом, почему Тоша каждый день прячется туда? Пушок бесшумно на мягких подушечках лапок пошёл следом. Высунул мордочку из-под соседнего куста смородины и увидел странную картину. Щенок лапами копался в траве под кустом и … нашёл косточку, которой здорово обрадовался. Тоша поиграл недолго ею, а потом с удовольствием стал грызть. Когда щенок ушёл, котёнок решил тоже поискать сюрприз в траве.

Он вылез из-под куста и походил кругами по траве, потом потыкался носом под кусты смородины, но так ничего не обнаружил. Маша каталась на качелях и смотрела, как котёнок копошится в кустах. Когда она увидела разочарованного Пушка, высунувшегося из-под смородины, засмеялась. Несколько дней котёнок упорно вслед за щенком искал что-то в траве.

Девочке стало его жалко, и она стала делать котёнку маленькие сюрпризы. Теперь Пушок в траве каждый раз находил сюрпризы. Иногда это был разноцветный мяч, который он катал по лужайке. Изредка, воздушный шарик, который он осторожно трогал мягкой лапкой, и тот взлетал в воздух. Но как котёнок ни старался, всё кончалось тем, что коготок ненароком вылезал из кошачьей подушечки, и раздавался громкий хлопок. Все пугались, ахали, а потом смеялись.

Но часто это был красивый бант с хвостиком из нитки. Хозяйка тянула нить, и бантик убегал от растерянного котёнка. Иногда Тошка бегал за бантом наперегонки с другом. Однажды Маша с мамой уехала на занятия танцами, и забыла оставить что-нибудь котёнку на заветном месте. Пушок дождался, когда Тоша наигрался со своей косточкой, и отправился на поиски сюрприза. Но как не искал — ничего не. Котёнок решил посоветоваться со щенком.

Я сегодня не нашёл свой сюрприз. Вот и я нахожу себе сюрпризы. У меня дед был сыщиком. Вдвоём они облазили всю лужайку. Заглянули под кусты не только смородины, но и крыжовника. Щенок очень расстроился своей неудачей.

Его уши от огорчения опустились. Пушок, а ты хорошо помнишь, что свой сюрприз спрятал именно там? Щенок удивлённо посмотрел на котёнка и произнёс. А если никто туда ничего не положил, то ничего и не найдёшь. Тогда тоже не найдёшь? В обед прячу, а потом нахожу. Как же он там оказывался. Щенок походил по траве рядом с кустами, принюхался и сделал вывод.

Может, это она тебе сюрпризы там оставляла? Пушок закрутил хвостом при этих словах. Друзья пошли к дому. Хорошо, что у Пушка есть друг, который всё может объяснить. Она что, сама себе ягоду припасла? Земляника на веточке растёт. Друзья надолго задумались над вопросом: В доме с утра готовились к встрече с Новым годом.

Маша помогала маме готовить. Наконец, настало время отдыха. В доме объявлен тихий час. Маша лежала на диване в своей комнате и старалась заснуть. Закрыла глаза, но сон не пришёл.

Какой удивительный праздник, думала она, как сказка. В интернете сейчас любой подарок можно найти и родителям показать. Нажмёшь на клавишу, и доставит тебе подарок Дед Мороз или Снегурочка, или Снеговик — любого заказывай.

А хочется, чтобы настоящее новогоднее чудо произошло. Открыла глаза и посмотрела в белый потолок. Бабушка рассказывала, что когда-то ёлки на Руси крепили к потолку верхушкой. Представила, и самой смешно. Получалось, что ёлка с неба в гости заглядывала и, как большая зелёная сосулька, свешивалась с потолка.

Интересно, наряжали её тогда игрушками? А если её сейчас прикрепить к потолку? Тогда большие шары были бы, словно планеты. А светящиеся гирлянды, что, вместо люстры вешают? Или они вместо звёздочек небесных в доме?

Если под потолок ещё мишуру блестящую повесить, вот тогда её котёнку раздолье было бы для игры. А смог бы он по этой мишуре на потолок влезть? Она погладила лежащего рядом котёнка. В этот раз родители не принесли ёлку в дом. Вместо этого в хрустальной вазе стоят еловые ветки с шишками. Такой аромат от них по всей комнате. А под окном растёт настоящая ёлка. Они вчера с мамой повесили на неё игрушки, которые сами сделали из поролона, и красками раскрасили.

И растут теперь на ёлке и морковь, и капуста, и грибы, и шишки. А там белый заяц возле морковки игрушечной крутится. Подожди, я тебе морковь из дома вынесу. Взяла в кухне пару морковин, оделась и тихонько вышла из дома, не заметив, как следом за ней выскочил котёнок. К ёлке вела слегка заснеженная тропинка.

Неожиданно за спиной раздалось мяуканье.

Book: Сказки и истории

Маша обернулась, но кроме оседающего фонтанчика снега в маленьком сугробе рядом с тропой, ничего не увидела. Вдруг заяц, что стоял у ёлки, несколькими прыжками оказался у девочки за спиной и стал разгребать лапами сугроб. Заяц решил ей чудо новогоднее показать? Может, Дед Мороз ей сюрприз в сугроб спрятал? Но из-под снега показался испуганный котёнок. Как тебя, Пушок, угораздило? Маша взяла котёнка, прижала к себе и услышала быстрое биение маленького сердечка. Она протянула морковь зайцу.

Но заяц скосил глаза, прыгнул на тропинку и направился к лесу, который начинался прямо за калиткой. Потом обернулся, посмотрел на Машу, мол, идёшь ли ты за мной? Я поняла, ты мне чудо хочешь показать. Заяц свернул с тропы, и через несколько метров девочка увидела под кустом заячью семью. Те рады показать, какие они замечательные.

Зайчата поиграли в чехарду, побарабанили по пеньку, даже потанцевали вокруг гостьи. Маша отдала маленьким зайчатам морковь.

Из-под шубы высунулась любопытная мордашка Пушка и поприветствовала своих собратьев: Заяц проводил девочку до тропинки и помчался к семье. Маша пошла к дому, но вдруг увидела за деревом рыжий хвост лисицы. Она вернулась к месту встречи с зайцами, но тех уже не. Девочка решила последить за лисой, и осторожно направилась за. Следы лисицы привели на поляну, где уже был десяток рыжих друзей.

Они танцевали под пение птиц, которых позвали на праздник. Особенно выделялись ритмичные постукивания по дереву дятла. Вокруг стало быстро темнеть. Сначала тени от деревьев становились всё длиннее, а потом всё поглотила единая тьма.

Раздался пронзительный крик ночной птицы. Маша испуганно присела, но тут почувствовала, как всем телом задрожал котёнок. Она испугалась крика птицы, а ведь котёнку встреча с хищницей угрожает опасностью.

Птица тебя не увидит, а на меня — не нападёт. Ты под моей защитой. От мысли, что она кого-то спасает, Маша стала смелее. Лиса далеко увела её от тропинки. Девочка поняла, что заблудилась. На глазах появились слёзы. Вот так сходила на поиски чуда. Неужели она превратится в снежную бабу? Но тёплый пушистый котёнок мурлыкал, верил ей и не позволял трусить.

Она снова отправилась в путь по сугробам. Пришедшие в гости, бабушка и дедушка присоединились к. В это время над домом пролетала волшебная тройка коней, в санях которых сидели Дед Мороз и Снегурочка.

В другое время взрослые удивились бы, что Дед Мороз и Снегурочка в гости приехали. Но сейчас нельзя было терять время. Сможете сверху посмотреть на лес? С высоты в темноте не увидеть. В это время ветер развеял тучи, и в небе засверкали звёзды. Хрустальным звоном раздались в вечерней тишине звёздные голоса. Опустите свои лучики вниз, укажите ей путь. Каким чудом ей теперь казалась возможность оказаться рядом с домом.

Вот бы увидеть свет из домашнего окна, мечтала. Вдруг вдали засверкал огонёк. Но это была большая льдинка на ёлке, которая отражала свет звезды.

Маша растеряно вертела её в руках. В это время вдали она снова увидела огонёк. И снова нашла льдинку. Так звёздочки довели её до дома. Наконец, она увидела свет из своего окошка. Ей показалось даже, что рядом с ёлкой стоит Снегурочка и машет рукой. Ветер поднял хоровод снежинок. Девочка на минуту отвернулась от ветра. Когда снова посмотрела в сторону дома, около ёлки уже никого не. Когда с коробки сняли блестящую упаковку, то увидели красивую ёлочную гирлянду лампочек.

По форме они были похожи на льдинки, которые помогли Маше дойти до дома. Спасибо тебе, Снегурочка за звёздную гирлянду. Вскоре малышка отправилась спать. Засыпая, она подумала, что этим вечером у неё было столько приключений. Что же из увиденного сегодня самое-самое новогоднее чудо? Заяц, который вытащил из сугроба котёнка? Лисички, танцующие на поляне? Звёздный свет льдинок, подаренный ей Снегурочкой? Только благодаря огонькам вышла она из леса. Вздохнула, улыбнулась, прижала к себе уснувшего котёнка и решила, что самое большое чудо, что смогла встретить Новый год дома с мамой и папой, бабушкой и дедушкой.

Вот оно какое, новогоднее чудо. Смешные обиды Дело было в первую неделю Нового года. Сегодня Маше не надо было идти утром в сад. Все отмечали новогодние праздники. В доме стояла тишина. В комнате у Маши жили щегол и чиж. Птицы проснулись первыми вместе с лучами света, которые заглянули в комнату сквозь шторы.

Они почистили пёрышки и принялись завтракать. В кормушке лежали зёрна. Их было много совсем одинаковых. Но так случилось в это утро, что они потянулись клювами к одному и тому же одновременно. Почему им приглянулось именно это зёрнышко, ни один из них не. У щегла от природы был своенравный характер. Он первый начал птичью разборку. Разве ты не видишь широкие ярко-желтые полосы на крыльях и черные с белыми пестринками на хвосте, а мое пунцовое оперение вокруг клюва, которое ещё ярче на белом фоне щёк.

Недаром нас, как и людей, любящих шикарно одеваться, зовут щёголями. Чиж был окраской заметно проще щегла. У него шапочка, горло, хвост и крылья черные, щеки и грудь желтоватые. Ему стало совсем обидно, и он начал выводить все знакомые ему песенки разных птиц. От этого шума Маша и проснулась. Птицы не просто кричали. Щегол повёл себя как забияка.

Друзья готовы были подраться. Их срочно надо было разнять. Девочка открыла дверцу клетки, и птицы вылетели в комнату. Но поспать больше не удалось. Маша с мамой стали собираться на новогоднее представление с Дедом Морозом и Снегурочкой. Мысли девочки были заняты предстоящей встречей со сказочными героями.

Она ушла и забыла про открытую клетку. В доме стало совсем тихо. Птицы сегодня не наполняли комнату своим пением. Домашний любимец, котёнок Пушок заскучал один в тишине и отправился в комнату хозяйки, где стояла ёлка с блестящими игрушками. Удивлённо посмотрел на открытый птичий домик. Подкрался к нему, но не увидел там никого. Всунул внутрь свою лапу и подвигал ею. Никаких птиц там не. Он прыгнул на штору и вскарабкался по.

Спрыгнув на пол, он полазил под кроватью, но никого не нашёл. Вдруг ёлка вздрогнула, и на ней закачались шары, и в комнате раздался мелодичный звон. Котёнок вмиг вспрыгнул на кровать. Посмотрел на раскачивающийся шар и увидел рядом с ним яркого щегла.

С противоположной стороны ёлки на него смотрел чиж. Ах, вот они куда спрятались! Вот с кем он сейчас поиграет. Встав на задние лапы, Пушок попробовал передними лапами дотянуться до щегла. Роста ему не хватило, чтобы достать птичку. Тогда он подпрыгнул и коснулся подушечкой лапы шара рядом со щеглом. Упасть она не могла, потому что была крепко привязана. Обе птички почувствовали дрожание веток, вспорхнули, поднялись к потолку и снова примостились рядом с новогодними игрушками. Они решили, что надо держаться.

Котёнок следил за полётами щегла и чижа. Поймать он их не. Птицы, наверное, это понимали. Зато играть с ними было замечательно. Он продолжал прыгать вверх снова и снова и становился всё озорней. Двоих сразу достать, наверное, будет легче. Сейчас я ещё разочек прыгну! Ох, и кутерьма началась. Пушок повторял это раз за разом.

Скучно котёнку точно не. Раздался звук открывания входной двери. Это Маша с мамой вернулись домой. Пушок, радостно мяукая, встретил её у порога. Когда девочка зашла в комнату, то увидела сбитое покрывало на кровати, осыпавшиеся иголки под ёлкой.

А тот потёрся об её ногу и замурлыкал: Щегол и чиж сидели рядышком на прутьях сверху клетки. Разобрались в своих обидах? О ссоре птицы уже забыли. Они гордились, что спаслись от лапок расшалившегося котёнка.

Book: Сказки и истории

От радости, что Машенька теперь рядом, щегол и чиж запели свои песенки. Котёнок всё время кружил вокруг девочки, вплетая своё мурлыканье в общий хор. А Маша радовалась, что у неё такая дружная музыкальная семья. Тише, тише На поляне под берёзой качался гамак, из которого высовывался чёрный кончик уха маленького зайчонка. Сам он лежал на боку, подложив лапку под мордашку. При каждом вдохе и выдохе его острые усики смешно топорщились и дрожали. Стояла тишина, и только мерное сопение зайчонка баюкало поляну и заснувшую рядом зайчиху.

Вдруг в кроне соседнего дерева из листвы высунулась белка. Я забыл, что снилось, я его не узнаю, — с этими словами он выкатился из гамака на поляну. Сначала он попытался вслед за соседкой вскарабкаться на берёзу, но свалился. Потом покатался на ветке ивы.

Затем гонялся за лягушками, бабочками — всеми, кто заглядывал на поляну, а няньки еле успевали выхватывать бедняг из маленьких лап. Когда Белка с Зайчихой уже устали хороводить вокруг маленького непоседы, тот стал кувыркаться на поляне, тонувшей в пухе одуванчиков. Зайка катился в конец поляны, перекусывал сочными одуванчиками, и снова перекатывался.

Белые парашюты вкусных цветов налипли на него со всех сторон, и он превратился в маленького ангелочка, который вдруг громко заплакал: Зайчиха с Белкой уложили его в гамак, спели колыбельную.

Счастливые, они свалились рядом с гамаком и задремали. Скачать сказку Волшебник Изумрудного города: Девочка должна найти могущественного Гудвина. Только он, правитель Изумрудного города, может вернуть ее домой. Но произойдет это тогда, когда Элли поможет измениться в лучшую сторону трем существам.

Чтобы Элли смогла преодолеть длинный путь, Тотошка достает для своей хозяйки серебряные башмачки, о чудесных свойствах которых она не подозревает. Знакомится девочка с говорящим чучелом. Страшила отправляется с Элли к Гудвину, чтобы попросить мозги.

Еще одно странное существо встречают путники в лесу — заржавелого Железного Дровосека. Он хочет получить сердце, поэтому присоединяется к Элли. Трусливый Лев, мечтающий попросить у правителя Изумрудного города смелость, уговаривает путешественников взять его с .